[TITLE]

Главная | Медиа | Галерея | Статьи | Группа | Тексты | Сайт | Ссылки | Гостевая | Магазин | Форум | Регистрация | Вход

Меню

 

Категории каталога

Обзоры [3]
Интервью [15]
 

Опрос

Битва песен
Всего ответов: 955
      

Онлайн

Всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Сейчас в сети:

 

Начало » Статьи » Angels and Airwaves » Интервью

Разные интервью с Мэттом Уоктером (первая часть)
In Demand Magazine.
Кристина Авина: Не знаю, сказал ли вам ваш пресс-атташе, но я не только журналист, но и член Эшелона.
Мэтт Воктер.: О, потрясающе.

К.А. ходила на ваш концерт в Charlotte на прошлой неделе. Мой сын был тем высоким парнем на костылях, а у меня была рука в гипсе. Нам пришлось нелегко с такими травмами.
М.В.: Я вас очень хорошо помню.

К.А.: Давай немного поговорим о том, что произошло с 30 STM в прошлом году. В январе ABL стал платиновым, получил премию MTV2, две награды на Chainsaw Awards, премию MTVU Woodie…
М.В.: Ага.

К.А.: …The Kill был номинирован на премию Billboard в категории «Лучший рок-сингл года», продержавшись в чартах около 50 недель.
М.В.: Точно.

К.А.: Отличный был год.
М.В.: Согласен.

К.А.: Ваш солист Джаред Лето был награжден в номинации Crossover Artist…
М.В.: Да, отличная премия.

К.А.: Должно быть, это оказало огромное влияние на группу, учитывая, сколько трудностей, связанных с актерской карьерой Джареда, вам пришлось преодолеть.
М.В.: Так и есть. Мы почувствовали, что успешно преодолели стереотипы и изменили отношение к «поющим актерам». Для Джареда такое признание и эта премия были огромной честью.

К.А.: Я считаю, вы добились невероятного успеха, и фанаты очень счастливы. Не могу не поздравить вас с этим.
М.В.: Спасибо большое.

К.А.: Пожалуйста. Я бы хотела поговорить как раз о ваших фанатах, об Эшелоне…
М.В.: Без которых, кстати, мы не получили бы ни одной из этих наград. Я считаю это лучшим доказательством преданности Эшелона и поддержки, которую он оказывает 30 STM. Мы настолько за это благодарны, что… это просто нельзя выразить словами.

К.А.: Мы всегда думаем о том, что еще мы можем сделать для группы. Вы вкладываете так много в то, что вы делаете, в каждое выступление…
М.В.: Спасибо.

К.А.: Пожалуйста. Ли Тринк из Virgin сказал, что только благодаря Эшелону ABL стал настолько популярным.
М.В.: Да, абсолютно верно! В наш век информационных технологий… наши фанаты в Интернете и на MySpace очень активно промоутировали группу различными способами. Мы получили награду MTV2, набрав около полумиллиона голосов.

К.А.: О да.
М.В.: Это же куча народа (смеется), который сидел перед компьютерами и нажимал кнопку VOTE снова и снова.

К.А.: Да, я на самом деле знаю людей, которые не отходили от компьютеров целыми днями и голосовали.
М.В.: Да…

К.А.: На концерте в Myrtle Beach в ноябре я передала вам альбом с фотографиями изготовленных нами баннеров, призывающих голосовать за вас на MTV2. И это просто капля в море по сравнению с тем, что сделал каждый член Эшелона для того, чтобы вы победили в этом голосовании.
М.В.: Да, и это прекрасный пример того, как наши фанаты, и в том числе ты, вовлечены во всё, что происходит с 30 STM, и мы стараемся сделать так, чтобы они чувствовали себя членами одной семьи. Мы даем им возможность внести свой вклад в то, что мы делаем, и они тоже становятся частью всего происходящего. Чего не скажешь о других группах, которые проводят очень четкую границу между собой и своими фанатами, для которых существуют «мы» и «вы». У нас такой границы нет.

К.А.: Я никогда не видела, чтобы группа так тесно общалась с фанатами, как это делаете вы. Джаред много раз говорил о том, что мы – семья, объединенная одной верой. Как ты думаешь, что в 30 STM больше всего вдохновляет фанатов?
М.В.: То, что мы чертовски красивые! (смеется)

К.А.: Не сомневаюсь, что многие согласятся с этим утверждением.
М.В.: Шучу. Когда я рос, я был ОЧЕНЬ большим фанатом музыки, и я думаю, что остальные со мной согласятся, если я скажу, что фанатам всегда хочется пообщаться с любимой группой, встретиться с ними, взять автограф, поговорить, сказать «спасибо за то, что вы делаете». У меня такой возможности никогда не было, потому что многие группы держат дистанцию, и это нормально, я уважаю их решение. Но мы хотели сделать все по-другому, и в течение пяти лет мы после каждого концерта раздавали автографы всем желающим, а потом общались с фанатами возле автобуса, разговаривали и фотографировались.

К.А.: Да, и мы это очень ценим. Давай немного сменим тему. Даже в самых дружных семьях бывают проблемы…
М.В.: Конечно.

К.А.: После выхода ABL у вас появилось много новых фанатов, которые до этого не слушали вашу музыку. Некоторые члены Эшелона, которые поддерживали группу с самого начала, не всегда хотят иметь дело с новыми фанатами и иногда не очень хорошо к ним относятся.
М.В.: Это правда.

К.А.: Для группы имеет значение, как долго человек является вашим фанатом, или вы действуете по принципу «Чем больше, тем лучше»?
М.В.: Ну, конечно те люди, которые поддерживали нас самого начала, занимают особое место в наших сердцах, но наша цель – делиться музыкой с людьми. Со всеми, кто находит в ней что-то для себя, кому она помогает преодолеть жизненные трудности. Почему мы должны ограничиваться определенной группой людей? Несомненно, всегда находятся фанаты, которые чувствуют себя немного обделенными, когда группа начинает ориентироваться на новую аудиторию. Не могу припомнить ни одной группы, с которой такого не случалось.

К.А.: Точно.
М.В.: Когда группа начинает появляться на MTV и радио, многие фанаты перестают чувствовать себя членами какого-то узкого круга, сообщества избранных. Это и для нас больная тема. В целом, мы хотим, чтобы наши фанаты развивались вместе с нами, принимали происходящие с группой изменения и радовались, что мы получили возможность работать для широкой аудитории.

К.А.: Конечно.
М.В.: Потому что, давайте будем честными, индустрия рок-музыки сейчас в плохом состоянии, как и весь музыкальный бизнес. Гастроли – дорогое удовольствие. Мы занимаемся этим, потому что любим свое дело и хотим продолжать работать и дальше. К сожалению, здесь всё сводится к всемогущему доллару. Мы не сможем работать, если не будем зарабатывать.

К.А.: Еще один вопрос, который волнует ваших фанатов по мере того, как вы становитесь все более популярными, состоит в том, будет ли у них возможность и дальше общаться с вами после концертов. На твой взгляд, это может стать проблемой в ближайшем будущем?
М.В.: На самом деле, на некоторых концертных площадках проблема в том, что… чем больше клуб, тем дальше от него паркуется автобус. И еще, возможно со временем мы станем более занятыми… но пока мы делаем все, что в наших силах, чтобы иметь возможность лично общаться с фанатами, и мы будем продолжать это, несмотря на все физические и психологические препятствия.

К.А.: Общаясь с вашими фанатами, я услышала много историй о том, на что их вдохновила ваша музыка. И у меня самой есть такая история. Есть какой-то рассказ, который запомнился тебе больше всего?
М.В.: Знаешь, это очень трогательно, когда солдаты присылают нам фотографии из Ирака и рассказывают о том, как наша музыка помогла им пережить разлуку с семьей и все эти тяжелые условия. Мы и сами знаем, что это такое – быть вдали от своих семей. Нас очень трогает тот факт, что мы можем немного помочь им преодолеть это (пребывание на войне).

К.А.: Конечно. Я постоянно слышу от ваших фанатов, что они испытывают чувство духовного единения с музыкой 30 STM. А когда ты рос, у тебя была любимая группа, которая настолько тебя вдохновляла?
М.В.: Таких было несколько. Некоторые мне даже стыдно называть.

К.А.: Да ладно тебе…
М.В.: Ты знаешь, на меня большее влияние оказывали окружающие люди, например, музыканты, с которыми я играл, моя семья. Меня больше вдохновляли реальные события, а не музыка. Конечно, были группы, которые помогали мне преодолеть непростые времена, и являлись чем-то вроде саундтрека к нелегкому периоду взросления. Для меня это было своего рода терапией, и я надеюсь, что наша музыка действует на людей таким же образом… и является саундтреком к их жизни.

К.А.: Теперь, когда 30 STM стали достаточно популярной группой, вы стараетесь заслужить расположение критиков? Или ориентируетесь только на фанатов?
М.В.: Мы всегда работали для фанатов, потому что только благодаря им мы всего этого добились… а не благодаря критикам. Здесь есть очень тонкая грань. Ты можешь прочитать сотню хороших отзывов, а потом один плохой, и он всё испортит и оставит неприятный осадок. Так что каждый имеет право взять от нашей музыки то, что хочет, с какой угодно целью: хорошей или плохой. (смеется) Вопрос в том: напишет он об этом в крупном журнале, или нет.

К.А.: Точно (смеется).
М.В.: Мы играем музыку для себя и для фанатов. А у слова «критик» очень негативное значение. Тебя можно назвать критиком, но ведь ты еще и фанат. Что здесь важнее? Это спорный вопрос.

К.А.: Да. Некоторые фанаты интересуются, собираетесь ли вы выпускать еще синглы после From Yesterday и приглашать Бартоломью Каббинза снимать ваши клипы?
М.В.: (хохочет) Эмм, ну, если бы мы смогли найти Бартоломью, то возможно пригласили бы его опять поработать с нами. Мы пока не решили. Что касается еще одного сингла… наверное. Но я также не могу ничего сказать точно.

К.А.: Если бы тебе пришлось выбирать, какую песню ты сделал бы синглом?
М.В.: Трудно сказать. Я суеверный…

К.А.: Ладно.
М.В.: Мне на самом деле не нравятся такие вопросы. Конечно, было бы прекрасно выпустить еще один сингл, снять еще один клип. Надеюсь, нам это удастся. Это здорово.

К.А.: Ты знаешь, что пару недель назад в телевикторине был вопрос про ABL?
М.В.: Да, я об этом слышал!

К.А.: Что ты думаешь по этому поводу?
М.В.: Нуу (смеется), я думаю, мы вышли на совершенно новый уровень под названием «телевикторина».

К.А.: (смеется вместе с Мэттом)
М.В.: Бабушки по всей Америке покупают наш альбом! 30 STM для всех!

К.А.: Конечно. Также фанатам хотелось бы узнать, что они могли бы сделать для 30 STM, чего до сих пор еще не сделали?
М.В.: Ну, я думаю, они должны продолжать делать то, что они делают, промоутировать группу, приходить на концерты и принимать участие во всем… проявлять желание быть частью того, что с нами происходит.

К.А.: Согласна! А теперь я хотела бы закончить наше интервью тем, что я называю «Абсолютно глупые вопросы с Мэттом Воктером». Ты готов?
М.В.: Готов.

А теперь мы прервемся на важное сообщение….
Нижеследующие вопросы не отражают мнение и компетенцию автора, так как были сформулированы сумасшедшим редактором.
Вернемся к интервью…

К.А.: Если бы тебя отправили на необитаемый остров и разрешили взять с собой три вещи, что бы ты взял?
М.В.: (долгая пауза) Блин…

К.А.: Я предупреждала, что вопросы будут глупые.
М.В.: Да нет, они не глупые, просто мне надо подумать… долго! (смеется вместе с интервьюером) В смысле это должны быть неодушевленные предметы, одушевленные предметы, или люди?

К.А.: Что угодно.
М.В.: Ясно, теперь я думаю о членах своей семьи, не хочу оставлять никого из них… черт!

К.А.: (хохочет) Не думала, что это будет так сложно, Мэтт.
М.В.: Знаю, знаю. Я всегда пользуюсь подходом МакГайвера. Так, что я могу взять из того, что поможет мне выбраться с острова? Скотч? Веревку? Козла?

К.А.: Козла?! (смеется) Может, перейдем к следующему вопросу?
М.В.: Да, давай вернемся к этому позже.

К.А.: Хорошо. У кого в группе лучшие шутки?
М.В.: Ммм, у Джареда. Я бы сказал, что у Джареда.

К.А.: Почему-то я тоже так думала.
М.В.: Его шутки очень-очень точные, и у него их много.

К.А.: Джаред делает что-нибудь странное, когда спит в автобусе?
М.В.: Мы с Джаредом оба имеем обыкновение просыпаться, не понимая, где мы находимся. А я иногда очень громко кричу во сне (смеется), а еще вскакиваю с койки и бегаю.

К.А.: Оу, как мило. А есть какая-нибудь одежда, которую носят Шеннон и Томо, но ты бы ее в жизни не надел?
М.В.: Нет, я все время ношу их одежду. Мы меняемся.

К.А.: Меняетесь?
М.В.: Ну да.

К.А.: Последний, но не менее важный вопрос: кто из вас победил бы в соревновании по рыганию?
М.В.: Мы не очень-то часто это делаем.

К.А.: Да ладно тебе, Мэтт.
М.В.: Я знаю, что это звучит скучно и не по-мужски, но никто из нас на самом деле не рыгает.

К.А.: Ну раз так, Мэтт, то мне придется вернуться к вопросу про необитаемый остров.
М.В.: Ну хорошо, Я! Я бы выиграл!

Примечание: В настоящее время 30 STM находятся в туре Taste Of Chaos 2007, в котором они вместе с The Used являются хедлайнерами. 1 марта 2007 на концерте в Эль Пасо, Техас, фронтмен 30 Джаред Лето сделал шокирующее заявление. Он сообщил беснующейся толпе, что это будет последнее выступление Мэтта Воктера с 30 STM. Затем они исполнили финальную песню, во время которой Джаред и Мэтт соприкоснулись головами, вместе стоя на сцене в последний раз. После окончания песни все участники группы и работники сцены обняли Мэтта, оставив Эшелон пораженным и расстроенным этой эмоциональной сценой. Последовавшие за этим обсуждения в Интернете можно назвать настоящим… хаосом.

Весь вечер после концерта в Эль Пасо и следующий день прошли в попытках выяснить, правда это или слух. Когда печальный факт подтвердился, Эшелону осталось только оплакивать уход их любимого Доктора Воктера. Когда вышел официальный пресс-релиз, сообщающий о том, что Мэтт решил уйти, чтобы проводить больше времени с семьей, фанаты отнеслись к этому с пониманием и поддержкой… как и положено настоящему Эшелону. Уход Мэтта оставил в сердцах фанатов чувство пустоты, которую нескоро удастся заполнить, но его решение проводить больше времени с семьей было не только понято, но и поддержано.

Мэттью Уолтер Воктер, Доктор Воктер… Эшелон будет очень сильно скучать по тебе. Мы желаем тебе всего самого наилучшего во всех твоих будущих стремлениях. Provehito In Altum.

Перевод: Half A Person

5 вопросов с Мэттом Воктером.

Взято By Ben Johnson
Опубликовано on 5/9/2006 в Features

1. Вам больше по душе студии или сцены? Если бы вам предложили выбор между игрой вживую или записью в студии, чтобы вы выбрали?
Мэтт: И то и другое. Каждый из этих опытов имеет свои особенности, смею предположить. Но запись в студии порой может стать довольно монотонной. А живые выступления – всегда немного отличаются каждый раз. На шоу 30 Seconds to Mars существует больше области для спонтанности, и мне это нравится.

2. Что было самым трудным во время записи “A BEAUTIFUL LIE”?
Мэтт: Я не считаю, что в творческом процессе вообще есть что-то легкое. Он всегда перерастает во внутреннюю и внешнюю неразбериху. *смеется* Но в конце этой огромной борьбы ожидает стоящая награда. И мы с радостью принимаем этот вызов.

3. Если бы вы могли выбрать одного музыканта из прошлого, настоящего или будущего, для записи собственного альбома, кого бы вы выбрали?
Мэтт: G.G. Allin. Этот человек был подлинным художником. Все что он делал являлось искусством. Даже если это было испражнением на сцене, запущенным в последствии в публику. Это все равно форма выражения вдохновения, даже если люди испытывали отвращение. Не думаю, что это имело значение.

4. Вас, парни, настиг успех не так давно, вы уже долго играли к этому времени. Есть какой-нибудь инструмент или часть оборудования, которая прошла с вами весь этот пусть? Вы используете все еще старые гитары, басы, что-нибудь?
Мэтт: Я думаю это наше личное помешательство, которое разрастается все больше. Эта навязчивая идея дорого нам обходится, но от нее не избавиться. Мне все время хочется больше инструментов, знаешь? Прямо сейчас я пытаюсь сэкономить деньги, чтобы купить дом где-нибудь в Лос-Анджелесе. Так что я намеренно пытаюсь держаться подальше от eBay и магазинов старинной музыкальной техники. Но это тяжело…

5. Что людям ожидать от 30 Seconds to Mars? Можешь дать какие-нибудь намеки?
Мэтт: Неожиданности – это стандартное клише в ответе на вопрос. Но это правда, на самом деле. Я считаю, что мы представляем 30 Seconds to Mars как нечто, чего вы больше не увидите в наши дни. Множество групп, разросшихся по всему миру музыки подобно грибку в обуви, просто стоят и играют на своих инструментах. И тут нет ничего неправильного, пока в этом кто-то нуждается. Но все мы (30) выросли, наблюдая за живыми шоу, и мне лишь это кажется единственно правильным. Музыка – только один аспект группы. Так что мы пытаемся сделать это, устроить настоящее шоу. И пока мы получали невероятные отзывы, значит людям это приходится по вкусу

Перевод: Грифф

Интервью Мэтта.

Мэтт: Привет, Патрик.
Патрик: Привет, как дела?
М: Все хорошо, а ты как?
П: Тоже ничего, спасибо. Я только что проснулся.
М: Только что проснулся?
П: Да, я обычно сплю достаточно поздно, днем.
М: Это довольно странно. Сегодня, фактически, первый день когда я проснулся перед полуднем. Я сделал исключение для Бостона, потому что раньше я здесь жил какое-то время. Поэтому я хотел встать пораньше, чтобы пройтись по любимым улочкам, посмотреть на старинные здания… еще раз окунуться в Бостонскую жизнь.
читать дальшеП: Черт возьми, да ты фанат Кельтов?
М: Нет, я скорее фанат Red Sox.
П: А… чудесно.
М: Я имею ввиду, сегодня Джонни Дэймонд может быть выйдет на сцену.
П: О, это здорово.
М: да, я довольно возбужден этим фактом.
П: Перво-наперво, поздравляю с первым альбомом, он зажигает!
М: Спасибо, спасибо большое.
П: Да без проблем. И как ощущения, в связи с возвращением на дорогу в туре, поддерживающем альбом?
М: Это действительно потрясающе. После двух с половиной лет записи альбома, это стоящий опыт – вновь оказаться на дороге и разделять музыку с людьми… Но одновременно это и немного пугает: после такого длительного отсутствия на публике, никогда не знаешь чего ожидать по возвращении. У нас невероятно сильная и преданная фанатская база и она не только осталась с нами, но и выросла за это время… Это поразительно! Мы счастливы уйти и снова вернуться.
П: И как фанаты отреагировали на новую музыку?
М: невероятно. Отклик последовал сразу после того, как мы запустили файлы в Сеть. Множество людей имели шанс послушать альбом задолго до его выхода и это здорово, видеть как они поют вместе с тобой каждую песню. Это здорово, потому что когда ты приходишь на концерт группы и они играют много неизвестных песен, это… не важно, насколько ты любишь группу, но это довольно неприятно, потому что ты никогда… ну ты понимаешь…
П: Да, я знаю, что конкретно ты имеешь ввиду.
М: Намного более приятно, когда песни тебе знакомы и ты можешь погрузиться в них полностью, подпевать…
П: Но с другой стороны… это тебя не бесит?
М: Ты знаешь… это нечто такое… Ты хочешь, чтобы твоя музыка достигла как можно большей аудитории, но в тоже самое время люди должны понимать, что если они скачивают музыку из Интернета… Знаешь, люди подходят и говорят нам: «Эй, я скачал весь альбом, но я все равно куплю диск». Они должны осознавать, что если они только скачают альбом, не купив его, мы не сможем продолжать свое дело, быть с ними, записать следующую пластинку… Мы все-таки должны получать доходы, чтобы иметь возможность продолжать свое дело. Деньги не растут на дереве. Это одна из тех неизбежных вещей: музыка должна приносить прибыль нужно тебе это или нет. И не в нашей власти это изменить. Но наши фанаты нас поддерживают. Мы знаем, что многие из них скачали альбом, но диск покупают все равно.
П: Приятно слышать.
М: Да. И в конце концов, если мы начнем ломать голову над тем, откуда взять денег – с ума сойдем. Мы просто хотели записать великолепный альбом, и я верю, что у нас это получилось.
П: У вас получилось. Вы, парни, проделали огромную работу.
М: Спасибо. Да, мы действительно этим гордимся. Мы проделали тяжелую работу и путешествовали через умы и весь мир, чтобы добиться желаемого. И это то, чем мы на самом деле можем гордится.
П: за исключением "Attack", какая песня "A Beautiful Lie" лучше звучит вживую?
М: Сложно сказать, так как мы выбрали всего несколько песен в туре с Chevelle. Мы играем "Attack", мы получили невероятный отклик, после того как сыграли "The Fantasy" и "A Beautiful Lie". Отзывы, кажется, довольно хороши. Мы пробуем осторожно вводить новые песни. Всегда сложно решить, должны ли мы играть больше старых песен или новых? Раньше было довольно просто решить, когда был один список песен. А теперь нам есть из чего выбирать. И это хорошо, потому что мы можем смешивать…
П: Как к вам пришло название альбома?
Это случилось в Южной Африке. Мы там были примерно месяц, за написанием текстов и записью песен. Я не знаю, был ли ты там когда-нибудь, но если получишь такой шанс – я очень рекомендую. Это красивая страна, но в тоже время… бедность там доходит до края, сердце сжимается… Вы смотрите на многомиллионные особняки. А рядом с ними в прямом смысле слова выстроены ряды брезентовых палаток, в которых живут семьи – они словно ненужные камни, выброшенные из этих особняков за миллион долларов. Отсюда и появилась в альбоме двузначность, безысходность, смешанная с обещанием, что завтра может быть, будет лучше.
Все мы продолжаем идти вперед, несмотря на то, что происходит вокруг нас, что нечто постоянно сбивает нас с ног. Человеческая природа связанна с взлетами и падениями, но мы продолжаме двигаться вперед.
П: Раз уж ты заговорил об Африке, то я хотел бы тебя спросить… Недавно я брал интервью у Дэйла из Seether.
М: О, да.. Они оттуда.
П: Да, я спрашивал его о еде тех мест. Ты пробовал что-то вроде бычьего языка? Мне кажется это все такая редкостная гадость.
М: Гадость?
П: Ну да… я полагаю…
М: Нет, такого мы не пробовали. Но вот козлиную кровь и бамбук – приходилось. Это определенно было неоценимым опытом. Я думаю, что мы стали официальной частью племени (замечание редактора: я понятия не имею как записать название этого племени) . Удачи в попытке произнести это. Африка - фантастически красивая страна и культура тех мест поразительна. И если бы мы не путешествовали по всем тем континентам, то альбом не являлся бы тем, чем он является сейчас. Если бы мы записали в Лос-Анджелесе весь альбом, он получился бы намного менее красочным. Я полагаю, качество записи дало то, что мы путешествовали по всему миру и смогли вырваться за собственные рамки. Рамки Лос-Анджелеса, знаешь? Думаю пластинка получилась бы намного более злобной, если бы мы не выбирались из города.
П: Ты думаешь, что среда, которая вас окружала, воплотилась в музыке?
М: Ох, абсолютно и бесспорно! Мы встретились с Джаредом в Африке, он уже был там какое-то время и успел кое-что написать. Первую песню, которую он нам сыграл, была "Was it a Dream?" и это был так непохоже на все, что он когда-либо писал раньше. Это оказалось чем-то совершенно неожиданным для нас. Мы все полностью помешались на этом и были возбуждены, оказавшись вовлеченными в новое направление. В таком состоянии мы и находились на протяжении всей записи.
П: На настоящий момент, я схожу с ума от трека "The Kill".
М: Спасибо.
П: А у тебя есть любимый трек на альбоме?
Это постоянно изменяется для меня… Тяжело выбрать только один. Это тоже самое, что иметь 10 детей и пытаться ответить на вопрос, кто из них твой самый любимый. Ты действительно не хочешь вывести из себя всех остальных *смеется*
П: Ну… на данный момент…
М: На данный момент, должен сказать "A Beautiful Lie". Теперь все остальные будут меня ненавидеть *смеется*
П: Итак "A Beautiful Lie" была написана в Южной Африке, а что насчет остальных?
М: Да, "A Beautiful Lie", "Was it a Dream?" были написаны там. "The Kill" и "Attack" песни, взгляд на которые был пересмотрен. Они действительно не должны были оказаться на альбоме. Над этими песнями мы поработали в Южной Африке и переделали их… Забавная история насчет "Attack", песня о которой мы просто хотели забыть. Джош Абрахам, наш продюсер, убедил Джареда, что мы должны записать эту песню. Мы все заорали «Нет, нет, нет!», но в какой-то момент мы изменили к ней отношение, или она изменилась… Но в конечном итоге она стала первый треком на альбоме и синглом.
П: Это было шестым вопросом.
М: *смеется* Видишь? Я могу читать твои мысли. Да, он (Джош) великолепен. Он действительно подталкивал нас к тому направлению, куда нам не хотелось идти, но в итоге оказывался прав. Иногда тебя требуется набор дополнительных ушей, что бы видеть свет (идиома, наверняка), я полагаю.
П: Джаред написал все тексты для этого альбома?
М: Да, он написал все тексты. И он тот кто приносит основные идеи и всю структуру песен. Потом все мы думаем над этим и смотрим, что работает, а что нет. Это немыслимый опят. Для первого альбома Джаред и его брат Шеннон все написали и записали сами… а потом на борту появились я и Томо, и присоединились к туру, а затем и к записи нового альбома. И работать вместе было просто чудесно.
П: Какая песня на пластинке имеет наиболее глубокое значение для тебя с точки зрения текста и почему?
М: Ох… эммм… Это… Проклятье, почему ты обязан задавать такие умные вопросы, парень? *смеется* Черт. Каждая песня это… нечто. Текстами новый альбом намного более открытый и личный, нежели первый… Это кое-что срисованное с человеческого опыта. Джаред часто говорит, что первый альбом родился в голове, а второй… в сердце. Он действительно вышел из свой оболочки, разрушил воздвигнутые стены. ABL намного более открытый и я думаю, этот альбом то, к чему может прикоснуться каждый. Это вариант жизни в общем. Взлеты и падения, хорошие моменты и плохие… И для меня лично каждая песня имеет свой оттенок, представляет опыт, через который я прошел по своему уникальному пути. Мне кажется, каждый может найти что-то другое, что-то свое. Это сейчас может превратится в целый сессионный анализ *смеется* и я не хочу сжечь твой мозг своими глубокими рассуждениями *продолжает смеяться* Это.. ахм… Я не знаю. Я думаю это… Эмм… Я думаю каждый человек хочет слушать альбом и находить в нем что-то о себе, это и меня касается. Я слушаю эти песни и тексты, я могу применить к времени или месту, в котором мне пришлось побывать. Именно поэтому я и вошел в мир музыки.
П: После того, как тур с Chevelle закончится, а потом и с The Used… что вы будете делать, ребят?
М: Последнее что я слышал, нам предстоит несколько радио-фестивалей, заказанных в Штатах. А потом мы отправимся в хэдлайн тур и будем играть в маленьких клубах, я полагаю. Или еще что-нибудь подвернется. Все вокруг так быстро меняется, никогда не знаешь, что можешь получить.
П: Классно, скажите своему агенту, чтобы он вернул вас в Мадисон и Милуоки.
М: О, да, мы там здорово провели время. Когда мы были в Милуоки, то останавливались в гостинице Джеффри Дахмера.
П: О, господи, Отель Амбассадор…
М: Это чудовищно странный отель. Мы не знали этого, пока фактически не зарегистрировались. Снаружи он выгледел словно после бомбежки. Он весь обветшал. А внутри большинство этажей вообще заканчивались пустотой. Мы побродили по этому отелю и решили, вот оно место где Джеффри Дахмер ел. Это определенно не место для ночлега.
П: Это вы выяснили в бассейне?
М: НЕТ! Но я слышал об этом бассейне. Один парень – Макс, рассказал мне что в подвале есть бассейн и кто-то там то ли повесился, то ли убил кого-то. Так что местечко явно часто посещается.
П: Да, я тоже об этом слышал. Я прогулялся туда с друзьями и там в углу стояло кресло.. ходят легенды, что если в него сесть, то тебя постигнет неудача.
М: да что за ведьмовское дерьмо тут началось…
П: И кое-кто из работавших там, сказал мне, что барабанщик из Saliva сел в это кресло.. и в этот вечер на концерте погас весь свет… за исключением огней над ним. Думаю, группа больше не вернулась.
М: Да ладно, серьезно? Я рад, что мы не набрели на этот бассейн. Я потерялся там, пытаясь даже найти ванную. Это гостиница настолько огромна. Как лабиринт… Но, да, мы определенно туда вернемся.
П: Наверное это странный вопрос и я уверен, тебя и раньше спрашивали, но какой у тебя любимый фильм Джареда?
М: Впервые я его увидел в «Реквиеме по Мечте», так что…
П: Если бы могли врезать по морде кому угодно и без последствий, кого бы вы выбрали?
М: Ну я не считаю себя злопамятным человеком. *смеется* Я тут получил все виды предложений. Я должен взять с тебя клятву о неразглашении. Сейчас что-то ничего не идет на ум. Как-нибудь в другой раз вернусь к этому вопросу и отправлю тебе е-мейл. Это одна из тех вещей, над которыми я люблю подумать сначала.
П: Если бы вы могли изменить что-то одно в группе… чтобы это было?
М: Я не стал бы ничего менять, Богу клянусь. Мы все благословлены и это наш подарок – разделять этот опят вчетвером. Мы действительно счастливчики. Ну хорошо, возможно цвет моих волос. Я на прошлой неделе сменил три цвета волос и сейчас мой скальп основательно поджарен.
П: Да у тебя волосы вывалятся.
М: да, все мне это говорят. Так что это случится… но мне хотелось бы это изменить.
П: чтобы еще ты хотел сказать?
М: Ахмм… Наш альбом выходит 30 августа. Он должен был выйти 16, но мы решили кое-что переделать. Если вы хотите больше узнать о группе, посетите сайт: http://www.thirtysecondstomars.com
Там вы сможете найти все, что хотите о нас узнать. И хочу поблагодарить всех, кто приходит на наши концерты и разделяет этот опыт с нами.
П: Здорово. Спасибо.
М: Тебе спасибо.

Первод: Грифф

Категория: Интервью | Добавил: VladeC_Jo (23.06.2007) | Автор: Half_A_Person, Грифф
Просмотров: 646 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0 |

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Вход

 

Юзер

Привет, Гость 

    

Форум

  

Поиск по каталогу

  

Друзья сайта

Plus 44 фан-сайт

Русский фан-сайт +44

[ECHELON]-Russia :: Первый русскоязычный сайт о группе 30 Seconds To Mars

Blink182, AVA, Plus44

Music For Modern Minds

фан сайт группы Paramore.

Лучшие Rap клипы и музыка

Yellowcard, Big if, and other...

Наша кнопка

Angels and Airwaves Russia
    

Статистика


 Niker & Fluid © 2006-2007 Бесплатный конструктор сайтов - uCoz 
AVAAVAAVAAVAAVAAVAAVAAVAAVAAVAAVAAVAAVAAVAAVAAVAAVAAVAAVAAVAAVAAVAAVAAVAAAVA